История об инвесторе-неудачнике

Считаете ли вы себя экспертом по камням? Да? Отлично! Нет? Но, наверное, где-то в глубине души считаете, что могли бы им стать. Тогда эта история для вас.

За двадцать лет моей карьеры в качестве ювелира – настоящей мужской профессии – я еще не встретил ни одного человека (не из числа моих клиентов), который хотя бы немного разбирался в бриллиантах, рубинах, изумрудах или других драгоценных камнях.

Нет, «экспертов» я встречал множество. Например, один чудак, рассматривая мою самую дорогую нить коллекционного жемчуга за несколько сот тысяч долларов, вдруг засунул его себе в рот и начал… жевать. Я на пару секунд впал в оцепенение, а потом буквально заголосил: «Что вы делаете?! Вы с ума сошли?!» На что «дядя» спокойно сказал: «А у вас жемчуг не настоящий. Настоящий должен быть весь в “пупырышках”, а ваш какой-то гладкий».

Этот человек пошел выбирать жене жемчуг, тщательно изучив российские сайты, содержащие «следы» информации о геммологии, в том числе сведения о жемчуге.

Друзья, настоятельно рекомендую не читать отечественные сайты, а также не засовывать жемчуг  себе в рот для проверки, особенно мой. Если вам нужна информация о камнях, воспользуйтесь «Гуглом» и вводите запросы на английском языке. Рекомендую сайт Международной ассоциации экспертов по цветным камням (ICA) www.gemstone.org, членом которой я являюсь уже десять лет, или сайт www.gia.edu. Знатоком, конечно, не станете, но общее представление получите.

И жемчуг мой не будете портить.

Но это была не та история, которую я хотел рассказать. Вот обещанная история.

Ко мне часто обращаются за консультациями по камням. Конечно, со всеми я не могу физически встретиться. За недостатком времени приходится ограничиваться встречами с клиентами банков-партнеров, представителями топ-10 российских банков и другими. В общем, какие камни предлагаются для инвестиций в России, я хорошо представляю.

Скажу прямо, не советую вам этого делать.

Пришел ко мне как-то на встречу один посетитель. Он вел себя как эксперт, оперировал рядом профессиональных терминов, держался очень уверенно. Рассказал, что давно покупает камни и имеет для этого свои собственные каналы за границей. Вот это меня, скажу честно, и сбило с толку.

Клиент был очень крупный. Очень. С этим человеком мне было интересно пообщаться просто как с единомышленником. Я очень люблю увлеченных людей, и, очевидно, передо мной был именно такой пассионарный коллекционер.

Он стал интересоваться моими возможностями, спрашивал мое мнение о разных камнях. В его коллекции недоставало изумрудов. Он спросил, что я могу предложить.

Мне очень нравятся изумруды, сам ношу кольцо и запонки с ними. В Москве у меня есть большая коллекция превосходных камней от трех до тридцати карат. Кроме того, я знаю, какие изумруды и у кого есть в мире и сколько они стоят. В общем, мне показалось, что мы сможем о чем-то договориться.

Я предложил встретиться, чтобы клиент посмотрел несколько камней из моей коллекции.

Но он позвонил даже раньше назначенного времени и с трудно скрываемым волнением спросил, могу ли я приехать к нему немедленно, чтобы взглянуть на редкие камни, которые ему предлагают.

Я приехал, вошел в роскошный зал для совещаний в историческом особняке в тихом центре. Еще раз посетовал про себя, что не смог ничем заинтересовать такого перспективного клиента. Хотя обычно я влюбляюсь в клиентов, они все у меня такие яркие, живые, самобытные. Прямо как я. А в данном случае подобного не случилось, этот человек излучал осторожность и недоверие, не позволяя к себе приблизиться.

Итак, сияющий коллекционер вошел с пакетиком, взял кожаное корытце от письменного прибора и торжественно выложил в него содержимое.

Я посмотрел и остолбенел. У меня, я не преувеличиваю, пропал дар речи. Я начал непроизвольно водить плечами, делать несимметричные движения верхней частью корпуса и, наконец, поднял голову с приоткрытым ртом, смотря на «эксперта» по камням и стараясь не рассмеяться и не расплакаться одновременно. Никогда еще меня не обуревали столь сильные и столь несовместимые чувства.

 – Вы это серьезно? – только и смог выдавить я из себя.

Тот в недоумении посмотрел на меня:

– А разве что-то не так?

 – Но это же мусор. Это не камни. Я даже не знаю, что вам сказать. Это кто вам дал-то? Он шутит или издевается. Я их даже в руки не возьму!

Передо мной лежало несколько отвратительных минералов грязного зеленого цвета. Они были мутные, местами сквозь болотный зеленый цвет проступали белые пятна. Камни были непрозрачные. Мне было больно смотреть. Они не имели права на существование. Два из них были закреплены в грубые касты в виде кольца, один был в подвеске. Это было ужасное зрелище.

Человек занервничал.

– Ну, вот этот, я согласен, не очень, – проговорил он, откладывая в сторону подвеску, – но вот это кольцо же неплохое?

– Нет, – тихо проговорил я, уже полностью придя в себя. – Тут нечего обсуждать. То, что мы видим, – это мусор.

Мы встретились глазами, и я понял, что мы думаем об одном и том же. О той «коллекции», и о ее многомиллионной стоимости, и о нулевой ценности, которой уже обладал мой несчастный собеседник.

Я покинул этот дом, чтобы никогда больше в него не возвращаться. Как могло случиться, что человек, знающий профессиональные термины и правильно их употребляющий, оказался совершенным дилетантом?

Увы, это беспощадная правда о российском рынке и о российских коллекционерах. Можно выучить термины, названия камней, жонглировать характеристиками и стоимостью. Но ничто из этого не принесет вам ни малейшей пользы. По той простой причине, что вы не видели хороших камней. Вкус формируется не путем изучения терминов, общения со знакомыми псевдоспециалистами и просмотра их «камней».

Увидев десять тысяч никчемных камней, вы решите, что это норма и других не бывает. Но когда увидите действительно ценный и красивый камень, вы все поймете.

Last modified: Понедельник Июль 10th, 2017