Безнадежный любовник Франсуа (геммологическая комедия)

Как-то раз, во время одной из поездок в Азию, мне пришлось провести несколько дней с большим французским оригиналом, добродушным толстячком, сбежавшим подальше из Парижа от не поделивших его женщин (кажется, их было четыре или пять, он точно уже не помнил на момент знакомства). Человеком со скудной растительностью на крупной голове, манерным размахиванием руками и походкой вперевалочку с завышенной для его габаритов скоростью, по имени Франсуа.

Понаблюдав пару дней, как я лихо покупаю камни (для справки, я ювелир, погуглите Илья Клюев), Франсуа решил заняться этим же, тем более что для этого у него были солидные основания, и вы сейчас поймете, почему

Франсуа был геммологом (специалистом по камням), окончившим с отличием геммологический институт  Америки (GIA). Это был, как я уже говорил, весьма полный, но все еще молодой человек лет тридцати пяти, с добродушным и благожелательным выражением на лице. На мой вкус, ему намного больше подошла бы карьера политика или сотрудника консалтинговой компании. Того, кто отвечает за запудривание мозгов клиентам и избирателям.

 

Однако и в продаже камней у него ожидалось светлое будущее, потому что очень часто продавцы камней заимствуют известные методы охмурения своих жертв из других сфер деятельности.

Где бы мы ни оказывались вместе с Франсуа, он наслаждался всеобщим доверием. Девушки официантки, прожженые продавцы шпинели на уличном рынке в Могоке или серьезный дилер в Бангкоке – все немедленно теряли ко мне интерес, как только рядом оказывался Франсуа и сосредотачивались на нем.

Мой заказ в ресторане забывали принять, а приняв, забывали принести, видавший виды бирманский дед даже в шутку не хотел поверить, что я что-то могу у него купить, когда рядом оказывался Франсуа. Владелец рудников снисходительно отвечал мне через раз, одаряя при этом Франсуа лучезарной улыбкой.  Магическая одобрительно-ободряющая улыбка француза способствовала немедленному установлению прочных доверительных отношений, где бы и с кем бы он не находился.

Мало того, он еще и нравился всем девушкам сразу. Одновременно. Конечно, я давно уже вышел из пионерского возраста, когда остро ощущалась потребность завоевать сердца всех женщин мира. Но тем не менее, приятно, когда на тебя хотя бы обращают внимание, 

Рядом с Франсуа я был этого совершенно лишен. Франсуа доверяли ВСЕ без исключения.

Все, кроме меня, и у меня были на то основания. Все-таки я известный скептик, да и опыт жизненный заставляет смотреть задумчиво на людей, особенно на коллег по цеху.

Однажды вечером, после совместного посещения лекции о современных методах облагораживания сапфиров и рубинов, которые проводил мой друг профессор Джейсон Као в азиатском геммологическом университете в Бангкоке, мой приятель Франсуа отвёл меня в сторону и сказал:

 -Слушай, Клюев, можем завтра позавтракать вместе? Я плачу за твою любимую лапшу

— А что стряслось?- немного удивленно вопросил я. Ранее Франсуа никогда не был так щедр, и за него всегда платили другие. Очень часто «другим» оказывался я.

— Да понимаешь, хочу предложить одному клиенту сапфиры, уже взял целую кучу у одного чудака под честное слово. И хочу с тобой посоветоваться.

Посоветоваться о камнях – меня два раза просить не надо. Кстати, совет мужьям тех жен, которые теперь превратились в моих клиенток. Если вы захотите от меня избавиться и заточить в подземелье до момента, как я дам обещание никогда в жизни не брать в руки шашки, то есть камни и не показывать их вашим женам, — попросите любого встречного позвать меня посоветоваться о камнях. Я пойду в любом направлении и на любое расстояние.

Итак, с утра мы встретились с Франсуа в баре, где подавали лапшу, мое любимое блюдо утром в Бангкоке. Франсуа выбрал столик подальше от входа, подозрительно поозирался по сторонам, почему-то со вздохом достал из-за пазухи что-то типа сумочки из кожзама, раскрыл ее, и вывалил содержимое на стол.

В сумочки были прозрачные пакетики, в которых находилось десяток сапфиров от бледно голубого до насыщенно синего цветов, на вид от двух до пяти карат каждый.

Франсуа заботливо разложил их на заранее приготовленный сложенный вчетверо лист бумаги белого цвета и вопросительно посмотрел на меня.

Я также вопросительно посмотрел на него.

— Франсуа, а в чем проблема то?

— Понимаешь, я никак не могу понять, сколько каждый из них должен стоить и почему. Если меня что-то спросит клиент, у меня будет бледный вид.

«Врешь, такой перец как ты из любой ситуации выкрутится» — пронеслось у меня в голове. Франсуа, похоже, прочитал мои мысли и доверительно сообщил:

— Конечно, что сказать я найду. Но я сам хочу понимать, что сколько стоит.

— А как же GIA?  — Съехидничал я.

Диплом с отличием американского института, которым обладал Франсуа, являлся красной дорожкой в ювелирном мире. С таким брали в любую крупную ювелирную компанию не глядя — считалось, что обладатель такого эталонного диплома обладает и эталонными знаниями.

Похоже, Франсуа получил его тем же способом, как и все остальное в жизни – засчет своего немыслимого врожденного обаяния.

— Ладно, давай сюда твои артефакты, -сказал я насупившемуся Франсуа и вывалил на стол содержимое пакетиков.

— Смотри, прежде всего разложим их по качеству. Вот этот неплохой, у него хорошая игра и цвет равномерный и насыщенный. Вот еще два поменьше такого же плана. Вот эти скучные, игры мало, камни под названием «блеф». Вот у этого большое окно, посередине цвета нет, он плоский. В этом много включений. По цене вот эти должны быть где-то по три тысячи долларов за карат тебе, эти наверно по две тысячи засчет размера, а эти даже не знаю, от пятисот о тысячи долларов за карат.

Франсуа наблюдал за мной молча и напряженно. Видно было, что внутри его головы происходит колоссальная мыслительная работа, но без нужного эффекта.

-Дружочек, какие-то вопросы остались?  — участливо спросил я. Поиздеваться над дипломированными экспертами- мое любимое хобби.

-Слушай, а может ты со мной сходишь на встречу? 

— Нет уж прости, у меня сегодня куча дел, а завтра улетать. Так вроде все понятно.

-Нет. Ничего не понимаю. — грустно признался Франсуа.

Итак, в чем причина наличия у Франсуа подсознательного ощущения, что в мире камней – он чужой?

Как в любой области, кроме теории, необходимо наличие так называемого gut feeling, что-то типа интуиции или врожденного чувства. Например, если вы решили поиграть в шахматы, то даже вызубрив десяток партий Капабланки и Алехина, и удобрив это разбором матчей между Карповым и Каспаровым, вы не гарантируете себе настоящего успеха. Нет, конечно, первый юношеский разряд вы выполните, но заработать на шахматах не сможете.

Для грандиозного успеха в любой сфере необходим талант. И труд.

В ювелирном деле одним из таких необходимых талантов считается наличие good eye. Либо есть у вас это чувство красоты камня, либо его нет. Я замечал, что у дипломированных геммологов  есть склонность к отсутствию этого чувства прекрасного, а у большинства женщин, особенно моих клиенток, оно есть, то есть они, глаза, видящие красоту камня.

В общем, если вы надумаете приобретать ювелирные украшения или, на худой конец, от безысходности, стать ювелиром или геммологом, то проверьте наличие «чувства» камней с помощью специального теста, который пройти можно  в любом ювелирном бутике. Зайдите и попросите показать вам десять камней одного вида, распределите их по стоимости, и сверьте свой ответе с ценниками.

Если вы правильно, в порядке убывания ценности разложили 10 камней из 10 – то вы мой клиент, и у вас прекрасный вкус, а знаниями я вас снабдил. Приглашаю Вас на просмотр новой коллекции перед новым годом.

Если 5 из десяти – вы мой будущий и очень перспективный клиент. Найдите мой телефон или почту, проявите себя, и все камни мира будут у ваших ног

Если у вас правильных ответов будет меньше четырех, то поздравляю вас, вы дипломированный геммолог, скорее всего, отличник GIA. В этом случае вам предоставляется полное право критиковать меня оставив комментарий внизу и завязав интересную дискуссию о смысле жизни.

П.С. Я не дипломированный геммолог, правда, говорят, что у меня «хороший глаз». И еще, конечно, среди дипломированных геммологов бывают исключения, но редко…

Last modified: Четверг Ноябрь 30th, 2017